1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Что такое системный трейдинг?

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Поток информации.

Работа трейдера на бирже представляет собой непрерыв­ный процесс принятия решений. Трейдер окружает себя множе­ством потоков входящей информации, пытаясь сделать эти ре­шения максимально адекватными текущей ситуации. В дело идут не только графики цен торгуемых инструментов, по кото­рым решения принимаются, но также общие индексы рынков и цены смежных инструментов, чья динамика может косвенно отразиться на основных. Ценовые графики обычно представлены несколькими различными таймфреймами. Более того, на графиках, как правило, кроме цены имеются еще и мно­гочисленные индикаторы технического анализа, каждый из ко­торых предлагает какую-либо интерпретацию текущего поло­жения дел, то есть фактически является отдельным источником информации. Скользящие средние, осцилляторы, уровни под­держки-сопротивления, трендовые каналы, уровни Фибоначчи, линии Ганна - чего только не породила человеческая фантазия в попытках постичь суть ценовых движений. В дело также идут новостные ленты, потоки аналитической информации. Основная идея подобного изобилия - чем больше информации, тем лучше. Рабочее место трейдера может представлять из себя целую конструкцию из мониторов, для более удобного доступа ко всем этим многочис­ленным источникам ценных данных.

Множество каналов входящей информации приводит к тому, что проследить и точно установить воздействие каждого из них на процесс принятия решения очень непросто. Реше­ние, как правило, принимается на основе полуинтуитивной пе­реработки всего массива текущей информации, и даже неболь­шое сообщение с периферии информационного потока может сыграть роль переключателя, определяющего окончательный выбор.

Большинство из каналов информации предлагают вполне определенную интерпретацию текущего положения дел, из ко­торой можно сделать выводы о дальнейшем движении цены на уровне обычного здравого смысла: вышла негативная статисти­ка - цена будет падать, осциллятор показывает перепроданность - цена будет расти. Однако по причине многочисленности кана­лов информации в подавляющем большинстве случаев они про­тиворечат друг другу настолько сильно, что здравого смысла для принятия окончательного и определенного решения уже не хватает. Кроме того, надежность простых логических выводов, подсказываемых тем или иным каналом информации, часто ока­зывается сомнительной: за потоком позитивных фундаменталь­ных новостей случаются падения рынка, а застрявший на пару недель в зоне перепроданности осциллятор может привести к потере счета. Что же трейдер имеет в итоге как материал для выводов? Множество источников информации о рынке, каждый из которых предлагает приблизительную оценку положения ве­щей с неясной логикой воздействия этого положения на цену.

Попав на фондовый рынок, начинающий трейдер перека­пывает массу литературы в поиске надежного способа предска­зания дальнейшего движения цены, однако со временем прихо­дит понимание того, что такого чудо-индикатора просто не су­ществует. Ни один из способов не дает стопроцентный резуль­тат, всегда есть вероятность того, что цена «обманет» и пойдет в другую сторону. Единственное свойство рынка, в котором мож­но быть уверенным - это его неопределенность. Ни одно из пра­вил не дает гарантированного результата, но оказывается вер­ным только с определенной вероятностью.

Опыт торговли.

В условиях подобной неопределенности критически важ­ным для успешной торговли становится опыт.

В процессе торговли трейдер многократно проходит че­рез цикл «информация - решение - результат» и каждый раз по­лучает определенный урок, в виде прибыли или убытка, кото­рый должен подтвердить верность применяемой системы при­нятия решений, или просигналить о наличии в ней проблем. Так происходит обычный процесс обучения чему угодно, от школь­ной математики до вождения автомобиля. Однако в случае фон­дового рынка ситуация существенно усложняется одной осо­бенностью. В случае школьной математики между входящей информацией и правильным решением существует четкая логи­ческая связь. Если вы получите похожую задачу, принцип ее решения тоже будет похожим. В случае вождения логика дейст­вий тоже довольно прямо определяется наблюдаемой ситуаци­ей. В этих случаях всегда существует «правильное» решение, однозначно вытекающее из входящей информации, и набор опыта заключается только в освоении правил вывода этого «правильного» решения.

Однако в случае фондового рынка неопределенность на­блюдаемой ситуации такова, что правильного в этом смысле решения может и не быть. Любая, система принятия решений, какой бы продуманной она не была, будет периодически давать «плохие», убыточные сделки. Цену двигает баланс спроса и предложения, который формируется потоком принимаемых трейдерами реше­ний, который, в свою очередь, сам порождается движениями цены. Получается сложная система с обратной связью неизвест­ного в общем случае знака, и вся имеющаяся в свободном дос­тупе информация играет роль не более, чем дополнительных управляющих параметров к этой системе.

Большой уровень неопределенности, ломает обычную логику процесса обучения и накопления опыта. Мы не знаем, что является причиной неудач­ной сделки - неверная система принятия решений или влияние скрытых от нас факторов. Должно случиться немалое количест­во похожих ситуаций для того, чтобы о влиянии того или иного фактора можно было бы говорить более-менее определенно. Однако, учитывая большое число обычно принимаемых во вни­мание факторов, ожидать появления идентичных ситуаций практически невозможно, что-нибудь, да будет другим, и на это другое можно будет «свалить ответственность» за новое пове­дение цены.

В случае одного канала входящей информации человек еще может заметить определенную логику в результатах, по­нять, что все-таки чаще встречается ситуация А, чем Б. Однако уже с двумя каналами данных с логикой оценок начнутся серь­езные проблемы, а при том количестве каналов информации, что обычно используется в трейдинге, оценки влияния того или иного фактора на цену уже будут недалеки от случайных. Во­преки ожиданиям трейдеров, адекватность оценок резко падает с увеличением объема используемых для этик оценок данных.

В довершении ко всему, как показали исследования пси­хологов, с ростом неопределенности повышается убеж­денность в правильности собственного выбора. От­сюда и растет потребность окружать себя дополнительными графиками и мониторами - в условиях избытка информации трейдер обретает уверенность в собственной правоте и адекват­ности принятых решений.

Вследствие всего этого, здравый смысл, на который трейдер обычно пытается опереться в своей работе, плохо приспособлен для ра­боты в неопределенных ситуациях, когда разрушена четкая связь между действием и результатом. Вероятностная природа фондового рынка сама по себе не отрицает возможности хорошо зарабатывать. Ведь для этого не обязательно иметь прибыль в каждой сделке. Если, к примеру, мы обыгрываем рынок в 6 сделках из 10, уже на этом можно сделать чрезвычайно доход­ную стратегию работы, несмотря на то, что почти половина сде­лок будет убыточна.

Эмоции и верования.

Другой мощный фактор, который зачастую мешает трей­деру бороться с рынком - это его эмоции. Эмоциональная окра­ска ситуаций оказывает сильнейшее влияние на процесс набора опыта. Собственно, эмоции и есть центральный механизм в формировании опыта: переживание неудачи заставляет человека пересматривать свои подходы, а радость оказаться правым ук­репляет их. Так, под действием эмоционального переживания побед и поражений система принятия решений должна, казалось бы, постепенно сходиться к «правильному» состоянию, обеспе­чивающему принятие «правильных» решений.

На фондовом рынке в эмоциях недостатка нет, ведь речь идет о деньгах, о великих возможностях и больших потерях. Теоретически, можно за сравнительно короткое время и чудо­вищно обогатиться, и потерять все, или даже сначала чудовищ­но обогатиться, а затем потерять все. Эмоции оказывают давле­ние на трейдера даже тогда, когда он находится вне позиции, ведь он тем самым упускает возможность поймать движение цены и заработать. Находясь в прибыльной позиции, он испы­тывает и радость от осознания собственной правоты, и страх потерять заработанное, и досаду от того, что позиция не была открыта на максимально возможную сумму. В убыточной же позиции его разрывает боль потери, надежда на разворот дви­жения и ужас перед дальнейшим нарастанием убытка.

Большое эмоциональное напряжение, казалось бы, долж­но способствовать быстрому формированию адекватного опыта. Однако этому мешает, опять же, слабая причинно-следственная связь между исходными данными и итогом сделки.

Опыт может возникать двумя путями: посредством осоз­нания причинно-следственных связей и посредством накопле­ния ассоциаций. Первый механизм формирования опыта в на­шем случае оказывается значительно поврежден вероятностной природой ценовых изменений. Человеческий мозг оказывается бессилен проследить сильно зашумленные нечеткие связи в многомерном пространстве рыночных данных. Остается второй путь - прямых ассоциаций, но и тут эмоциональная напряжен­ность, возникающая в процессе работы, создает существенные помехи. Каждая сделка проходит на разном эмоциональном фо­не, который зависит от размера привлеченных в позицию денег, истории предыдущих потерь, общей оценки «справедливости» сложившейся ситуации. Совокупное эмоциональное напряже­ние этих факторов, не сильно погрешив против истины, можно считать случайным. Однако, в памяти крепче всего создаются ассоциативные связи с наиболее эмоционально насыщенными ситуациями, которые не обязательно совпадают с наиболее ве­роятными. Получаем дополнительный источник шума, влияю­щего на адекватность полученного опыта.

В результате однажды случившейся эмоционально насы­щенной ситуации - неважно негативной или позитивной - мо­жет возникнуть стойкое убеждение, которое затем не смогут изменить и десятки сомнительных сделок, сделанных под его воздействием. Возникает своего рода верование, причем затем включается подсознательный механизм защиты - все положи­тельные сделки, выполненные согласно этому верованию, укре­пляют убежденность в его действенности, а убыточным сделкам подыскивается иное объяснение, благо это с легкостью позво­ляют сделать неопределенность фондового рынка и богатство факторов влияния на цену.

Есть и еще один подсознательный защитный механизм: чем активней человек пользуется правилом, чем больше на него опирается, тем сильнее его уверенность в истинности этого пра­вила, и тем сложнее ему поверить в ошибочность собственного суждения, ведь признание собственной ошибки это всегда тяже­ло, особенно, когда вложено уже столько времени и надежд. Че­ловек не хочет выглядеть дураком и неудачником в своих же глазах, и это заставляет его цепляться за веру в собственную правоту, порой даже если она кажется нелепой для всех кроме него самого, и даже если в доказательство этой нелепости были предоставлены неопровержимые аргументы.

Такова человеческая природа, такую привязанность к сис­теме верований можно отыскать сколько угодно в любых облас­тях человеческой деятельности. Главное условие для формиро­вания верований - неоднозначность интерпретации причинно-следственных связей, и на фондовом рынке это условие выпол­няется максимально.

Авторитеты и популярные теории.

Многие рассматривают книги как важный источ­ник знаний. Ведь не обязательно наби­рать опыт самому, можно воспользоваться чужим опытом, недостатка в литературе по трейдингу не наблюдается.

Начинающий трейдер готов впитывать в себя любую премудрость, каждое правило из книги кажется ему отблеском истины, ведущей его по пути к богатству. Однако есть некото­рые соображения, которые заставляют усомниться в действен­ности книг по трейдингу в качестве кратчайшего пути к финан­совому успеху.

Если взять обычного человека, для того, чтобы попасть на хорошо оплачиваемую работу, требуются годы обучения, во время которого ему приходится перекапывать десятки книг и годами набирать необходимый опыт. И после всего этого чело­век может рассчитывать лишь на доход, позволяющий держать уровень потребления на приемлемом уровне, а о богатстве же речи не идет вовсе.

Почему же в трейдинге все должно быть по-другому? Технически трейдинг это очень простое занятие, глядя на гра­фик нужно, условно говоря, нажимать на одну из двух кнопок, «купить» или «продать», с технической точки зрения для этого может хватить и интеллекта обезьяны. И, если бы можно было, прочитав пару книг, овладеть способностью делать деньги из этого нехитрого процесса, зачем бы вообще кто-нибудь стал за­ниматься чем-то другим?

Человек идет туда, где есть деньги. Если по одной дороге прошел человек и преуспел, вскоре туда направится целая тол­па. В книге для трейдинга, написанной для неподготовлен­ного человека без специального образования, не может содер­жаться надежного рецепта производства сверхдоходов. В луч­шем случае начинающий трейдер может почерпнуть из них идеи для дальнейшего самостоятельного поиска, большинство же ли­тературы содержит либо изложение чужих «систем верований», либо сборник инструментов для построения собственных «сис­тем верований» (технический анализ, Теория волн Эллиотта, отношения Фибоначчи, системы Ганна и пр.), либо наукообраз­ные вещи, плохо работающие в реальной жизни (фундаменталь­ный анализ, теория портфеля Марковица).

«Системы верований» и разнообразные «правила успеш­ного трейдинга» способны распространяться, набирая все новых и новых сторонников, поскольку те их поклонники, что волей случая оказались в прибыли, с радостью делятся со всеми исто­рией своего успеха, а те, кому не повезло, предпочитают по воз­можности помалкивать, чтобы не выглядеть неудачниками. При любой, даже самой неадекватной, стратегии торговли, всегда найдутся те, кто какое-то время торговал по ней в прибыль, в силу разнообразия рыночных состояний. Поэтому распростра­нение торговых идей часто никак не связано с их эффективно­стью, а зависит в основном от заметности автора, активности поклонников и красоте изложения. Самые красивые из подоб­ных «теорий» - японские свечи, теория волн Эллиотта и связан­ные с ней уровни Фибоначчи - имеют огромные армии почита­телей.

Все вышеописанное, должно быть, уже навело на анало­гии с религиозными движениями и сектами, которые функцио­нируют во многом похожим образом. Только в сектах конечной целью является спасение души, а в трейдинге - богатство.

Если уж говорить об аналогиях, то попытки постичь тай­ны ценового графика очень похожи на попытки человека разо­браться в окружающей действительности. Происходящее вокруг разнообразно, многомерно и допускает множественные интер­претации зависимости одних событий от других. Как уже отме­чалось, человеческий здравый смысл плохо работает с нечетки­ми причинно-следственными связями, любое случайное совпа­дение событий кажется наполненным тайным смыслом и скры­тыми отношениями. Знаки, символы, сигналы при большом же­лании можно отыскать повсюду и во множестве. Так и возника­ют системы верований, описывающие скрытые связи всего со всем. Астрология и фэншуй ничем, по сути, не отличаются от японских свечей и теории Эллиотта, тот же набор непонятно откуда проистекающих правил, многие из которых недоказуемы или неопровергаемы в принципе.

Как древнего человека, в его представлении, окружали злобные духи, на которых удобно было свалить ответственность за собственную неудачу, так и трейдер ощущает в движениях цены присутствие злонамеренных «кукловодов», играющих против его позиции, стремящихся обмануть его логику и ото­брать его кровные деньги.

Научный метод.

На протяжении тысячелетий у человека не было особен­ной альтернативы в средствах познания, можно было опираться на несовершенные чувства или на здравый смысл, чья эффек­тивность сильно попорчена особенностями человеческого мыш­ления и влиянием эмоций. Много времени ушло даже на то, чтобы хотя бы понять, что и чувства и здравый смысл – плохие помощники в деле, когда нужен реальный результат, а не просто убежденность в собственной правоте. И лишь когда появился научный метод познания, процесс постижения окружающей действительности пошел в полную силу.

Однако появление научного метода и его эффективность в поисках истины произвели впечатление далеко не на всех. Про­шли уже сотни лет, но все так же людей окружают религии, сек­ты, астрология, гадания по руке и целое множество других дои­сторических явлений. Все дело в том, что обычный человек стремится вовсе не к истине, как он даже может себя убеждать, а всего лишь к чувству уверенности по поводу своей интерпре­тации положения дел. Ему нужны правдоподобные объяснения, которые развеяли бы мучающие его сомнения и внесли бы оп­ределенность в его жизнь. На первом же правдоподобно выгля­дящем объяснении включается механизм веры и работает до тех пор, пока противоречия с объективной реальностью не дойдут до такого уровня, что сомнения возродятся вновь.

Суть научного метода состоит в приближении к истине посредством гипотез, которые подтверждаются или опроверга­ются. Подтвержденные гипотезы формируют теорию, то есть систему суждений о сущности того или иного явления. Основ­ное отличие от здравого смысла заключено в механизме под­тверждения и опровержения гипотез: здравый смысл вместо тщательной работы с имеющимися данными хватается за пер­вую правдоподобно выглядящую гипотезу и формирует вокруг нее суждение. Научный метод запрещает подобное легкомыслие и требует равного внимания ко всем возможным гипотезам.

Для того, чтобы механизм приближения к истине работал как надо, гипотезы, которые мы создаем, должны быть в прин­ципе подтверждаемыми и в принципе опровергаемыми. Первое условие вроде бы очевидно - должна существовать возможность выдвинутую нами гипотезу подтвердить. Второе условие по­сложнее, до него не так просто было додуматься. Это условие - так называемый критерий фальсифицируемости Поппера - яв­ляется важным пунктом научного метода. Если в принципе нельзя придумать условий, из которых было бы ясно видно, что гипотеза наша не работает, то теория, построенная на такой ги­потезе, является неопровергаемой, «нефальсифицируемой» и, следовательно, не может считаться научной.

К примеру, возьмем такую теорию: «график цены распа­дается на структуры, состоящие из пяти волн вверх, завершаю­щимися тремя волнами вниз, причем каждая из составляющих эту структуру волн сама является такой структурой». Если взять реальный график, будет очевидно, что его действительно можно разложить по подобным структурам. Однако быстро выяснится, что существует множество разных способов сделать это. И ка­кой бы ни была текущая ситуация, ее всегда можно будет опи­сать как часть какой-нибудь из волновых структур. Таким обра­зом, подобная теория в принципе не может быть опровергнута, а, значит, с точки зрения научного метода является бесполезной игрой ума. Требуются дополнительные условия, позволяющую добавить в теорию «фальсифицируемость», и только тогда в ее использовании может появиться практический смысл.

Каким же образом на практике проводится подтвержде­ние или опровержение теорий? Методов два - эксперимент и наблюдение. Первый способ, эксперимент, представляет собой активное взаимодействие с изучаемым объектом. Мы своими действиями создаем такие условия, в которых объект изучения наиболее ярко должен проявить свойства и реакции, необходи­мые нам для подтверждения гипотезы. В случае же наблюдения мы ограничиваемся пассивным фиксированием поведения объ­екта в сложившихся обстоятельствах, чтобы затем, проанализи­ровав собранные данные, выявить свойства и реакции, нужные нам для подтверждения или опровержения.

Системный трейдинг – как научный подход.

Возникает вопрос, а возможен ли эксперимент на фондовом рынке. Мысль о том, чтобы «взаимодейство­вать» с биржей в исследовательских целях, а не в целях извле­чения прибыли, является не актуальной. Однако, одно другому мешает далеко не всегда и можно вполне удачно совместить любопытство с выгодой. А если  смотреть на цель и на средства, возможно полученная информация стоит потенциального риска.

Поэтому основным рабочим инструментом для подтвер­ждения или опровержения гипотез будет наблюдение. Что в случае ценового графика выглядит как работа с историческими данными по цене и объему.

Таким образом, процесс применения научного метода к трейдингу выглядит так: исследуем движение цены, строим гипотезы, объ­ясняющие те или иные особенности поведения графика, затем подтверждаем или опровергаем эти гипотезы путем проверки их на исторических данных. Подтвержденные гипотезы встраива­ются в нашу теорию движения цены, из которой уже можно вы­водить практически полезные вещи вроде торговых стратегий.

Подход к построению торговой стратегии с помощью ра­циональных методов и является системным трейдингом.

Большинство торгующих на рынке трейдеров принимают решение исходя из полуинтуитивной оценки сложившейся на рынке ситуации, когда большая часть элементов решения оце­нивается «на глазок», исходя из наработанного ранее опыта. Та­кой подход, пожалуй, можно назвать «интуитивным трейдин­гом». Интуитивные трейдеры могут использовать в своей работе какие-то популярные индикаторы, однако в окончательном ре­шении доля интуитивной оценки ситуации всегда остается.

В системном же трейдинге состояние рынка точно и од­нозначно определяется с помощью формул, индикаторов, лю­бых данных, выраженных числами. Собственно, в подавляющем большинстве случаев используется просто какая-то комбинация популярных индикаторов технического анализа, с помощью ко­торых определяются условия входа в позицию и выхода из нее. Главная идея системного трейдинга состоит в том, чтобы иметь точные формулы для принятия тех или иных решений. Интуи­тивный компонент полностью исключен.

Основное достоинство характерное для системного трейдинга состоит в том, что с помо­щью точного описания условий становится возможным полно­стью исключить человеческий фактор из принятия решений на уровне непосредственной работы с рынком. Человеческий фак­тор остается только на уровне «разработки правил», но там он действует не так разрушительно, поскольку разработка правил - деятельность куда менее эмоциональная, ведь проводится она в «кабинетной тиши», а не в боевой обстановке торговой сессии, а стало быть психологическое давление не так сильно.

Получается, что главным достоинством системного трей­динга является отсутствие человеческого фактора, в то время как основным достоинством интуитивного трейдинга является его присутствие. Этот парадокс объясняется просто - в интуи­тивном трейдинге человек воспринимается как мощная вычис­лительная машина, до которой нынешним компьютерам еще расти и расти, способная мгновенно обрабатывать огромное ко­личество данных. А в системном трейдинге человек считается слабым звеном в процессе, когда склонность человека к эмо­циональному восприятию ситуации потенциально ведет к уве­личению риска, предвзятым интерпретациям данных и дорого­стоящим ошибкам.

Другое важнейшее достоинство системного подхода - это возможность быстро и точно проверить результаты его работы на исторических данных. Если, например, имеется гипо­теза, что в ситуации Х, точно описываемой посредством инди­каторов, рынок ведет себя определенным образом, можно взять исторические данные поведения рынка за несколько последних лет, посмотреть все похожие случаи, и сделать выводы. Прове­ряемость выводов является огромным достоинством системного подхода.

Кроме того, математическая точность описания условий торговой стратегии в системном трейдинге делает возможным полную автоматизацию принятия и исполнения торговых реше­ний. При этом человеческий фактор исключается здесь не толь­ко из процесса принятия решений, но и из процесса их исполне­ния. Тем самым снижается психологическая нагрузка на трейде­ра и уменьшается возможность принятия эмоциональных, не­продуманных решений.

Масштаб и таймфреймы.

Любая стратегия принятия решений имеет определенный масштаб. Какие-то решения по изменению позиции начинают приниматься, когда движение цены достига­ет достаточно заметных величин. Более мелкие колебания не приводят к появлению «сигнала» на срабатывание стратегии. Это деление на разные масштабы довольно очевидно, ведь трейдер обычно отслеживает динамику цены по графику, имеющему определенный таймфрейм, например пятиминутки, или часовики, или дневки. Выбранный таймфрейм также задает величину временного окна, длительность периода предыдущих данных, используемых для принятия решений. Трейдеры, в ос­новном, используют для торговли определенный избранный таймфрейм, перемещаясь на другие только для уточнения теку­щей рыночной ситуации. Есть более-менее общепринятая классификация стратегий по характерному времени удержания позиций. Хотя, при откры­тии позиции чаще всего цель ставится по определенному уров­ню цены, а не по времени удержания, но, тем не менее, даже имея характерную разницу цены, можно определить среднее время удержания позиции. Деление игроков по этому принципу на группы может быть довольно условно, поскольку шкала вре­мени непрерывна и группы плавно переходят одна в другую. Обычно производится следующее деление. Самое короткое вре­мя удержания позиции имеют скальперы, которые пытаются получить прибыль от самых мелких колебаний уровня цены, их время удержания позиции может измеряться долями минуты и минутами. Трейдеры, действующие внутри дня, называются ин- традейными, их характерное время может быть десятки минут, часы, обычно они делают несколько сделок внутри дня. Далее идут краткосрочные трейдеры с позициями от нескольких часов до нескольких дней. Если позиции держатся дольше нескольких дней, можно говорить о среднесрочной торговле. В случае дол­госрочных позиций время измеряется месяцами и годами.

Поскольку все трейдеры действуют на бирже одновре­менно, в каждый конкретный момент времени на цену действу­ют силы, порожденные решениями всех игроков всех масшта­бов. Долгосрочный инвестор, купивший акции, мог купить их у интрадейного трейдера, который через некоторое время может продать их скальперу или среднесрочному трейдеру.

В итоге можно сказать, что характерным масштабом стратегии является не про­должительность событий по времени, а их величина.

Группы трейдеров  по направлению позиций.

Другое очевидное деление трейдеров на группы - по их отношению к будущей динамике цены. Быки уверены, что цена вырастет, медведи уверены, что цена упадет. И, действуя соот­ветственно своим убеждениям, быки покупают, медведи прода­ют.

На более-менее стабильном рынке силы быков и медведей равны, число желающих купить примерно равно числу желаю­щих продать, и их взаимные заявки удовлетворяются по теку­щей цене. Но если, например, число быков возрастет, а число медведей останется прежним, дополнительный спрос не сможет быть удовлетворен по текущей цене, он начинает «поедать» за­явки на продажу, расположенные выше текущей цены, подни­мая ценовой уровень сделок. Таким образом, преимущество бы­ков ведет к росту цены, а преимущество медведей - к падению.

Группы быков и медведей очень крепко взаимосвязаны. Покупая акции, открывая длинную позицию, трейдер становит­ся потенциальным медведем. Закрыв позицию и получая на руки «горячий кэш», бывший медведь становится потенциальным быком. Наступление быков увеличивает не только цену, оно увеличивает армию будущих медведей, так называемый «навес из открытых позиций», который может в один прекрасный мо­мент придти в движение и обратить рынок вспять. Точно так же, чем ниже падает цена на сильных продажах, тем меньше откры­тых позиций, тем слабее силы продающих. Капитал может очень быстро перемещаться из группы бу­ков в группу медведей и обратно.

Менее очевидный, но очень важный способ разделения трейдеров на группы состоит в том, чтобы определить отноше­ние трейдера к текущему движению цены на рынке. Первая группа, назовем их «свингеры» (от английского swing - колеба­ние), работает против текущего движения, то есть если цена па­дает, свингер покупает акцию, если цена растет, свингер прода­ет акцию. Эта стратегия основана на представлении о неком оп­равданном уровне цены, отклонение от которого должно при­вести к тому, что цена через некоторое время к нему вернется. В этом представлении активно используются термины «перекуп- ленность» и «перепроданность». Чересчур сильное снижение цены понимается, как возникновение на рынке перепроданно- сти, которая будет исправляться ростом цены через некоторое время. И наоборот, рост цены выше обычного уровня будет приводить к возникновению перекупленности, которая будет в дальнейшем исправляться падением. Свингеры выкупают деше­веющие акции с надеждой продать их в дальнейшем дороже, и продают дорожающие акции, закрывая открытые ранее позиции либо входя в шорт.

Вторая группа, назовем их «трендовики», действуют со­вершенно противоположным образом. На росте они покупают акции, на падении продают. Растущая акция понимается ими как сильная акция, которой двигает определенный спрос, и спрос этот наверняка имеет свои внутренние основания и в ближайшее время должен сохраниться. Падающая акция понимается как слабая акция, которая, скорее всего, останется слабой и дальше и будет продолжать падать. Трендовики предполагают, что движение цены, раз начавшись, продолжится в том же направ­лении. Они покупают дорожающую акцию, чтобы продать ее еще дороже, и продают дешевеющую акцию, потому что пола­гают, что она будет дешеветь и дальше. Понятно, что одна и та же рыночная ситуация будет при­водить к принятию совершенно противоположных решений у свингеров и у трендовиков на одном и том же масштабе измене­ния цены. При падении цены трендовики продают, свингеры покупают, на росте наоборот, трендовики покупают, свингеры продают.

Действия трендовиков и свингеров можно определить по отношению к волатильности. Свингеры работают против дви­жения цены, они, можно сказать, действуют на уменьшение во- латильности, трендовики же наоборот присоединяются к дви­жению цены, увеличивая волатильность. Можно провести па­раллели с быками и медведями, те работают на повыше­ние/понижение цены, трендовики/свингеры работают на повы­шение/понижение волатильности.

Психологическая нагрузка.

Отдельно следует сказать о психологической нагрузке, которой подвергается трейдер. Обычно все вопросы, связанные с прибылями либо с потерей денег, вызывают сильные эмоции, в особенности те, что связаны с потерей. Поскольку периодиче­ские убытки являются принципиально неустранимой частью трейдинга, особенностью этого ремесла является необходимость регулярно испытывать душевную боль и психологическое на­пряжение. На первых порах кажется, что с этим можно мирить­ся ради денег, а в будущем эмоциональное напряжение будет падать с ростом профессионализма и уверенности в будущих доходах.

Однако уверенность в доходах появляется далеко не все­гда, поскольку с ростом опыта приходит понимание всего объе­ма риска и неопределенности, присущего биржевой торговле, так что уверенность в светлом будущем может даже и снижать­ся с опытом, и даже несмотря на текущие успехи. Поэтому эмо­циональное напряжение остается практически постоянным спутником трейдера, и с течением времени оно может вести к стрессам, срывам и эмоциональным решениям. Человеческий фактор всегда и везде остается самым большим источником по­тенциального риска.

В особенности это касается интуитивных трейдеров, по­скольку в этом случае не вполне ясно, какова доля ответствен­ности трейдера в полученном убытке. Ведь, как уже отмечалось, доля случайности в торговых результатах довольно велика. Трейдер, скорее всего, будет завышать меру собственной ответ­ственности в полученных результатах и, соответственно, эмоционировать там, где и не стоило бы.

Что касается системного трейдинга, здесь происходит вы­деление «системы принятия решений» в отдельный алгоритм, и трейдер в процессе торговли просто выполняет его указания.

Соответственно, на тактическом уровне исполнения сигналов системы, он как бы снимает с себя часть ответственности за ре­зультаты конкретной сделки и спокойнее относится к ситуации, когда сделка вышла убыточной. Конечно, на более высоком, стратегическом, уровне, как разработчика этого самого алго­ритма принятия решений, убытки по-прежнему будут его беспо­коить. Однако и здесь, по причине ранее проведенных исследо­ваний, трейдер оказывается вооруженным знаниями о границах нормального развития ситуации. Он будет ясно понимать, когда убытки являются частью рабочего процесса, а когда уже стано­вятся проблемой, которую нужно решать, и о которой нужно по- настоящему беспокоиться.

Поэтому системному трейдеру на эмоциональном уровне будет проще принять убыточные сделки, как часть рабочего процесса. Соответственно, и психологическое напряжение будет более переносимым.

Если же торговый процесс полностью автоматизирован, трейдер оказывается фактически освобожден от напряжения, возникающего при постоянном наблюдении рынка, и может спокойно заниматься разработкой стратегий и исследованиями, не отвлекаясь на боевую обстановку торговой сессии.

Со статьей: «Психология трейдинга – робот или человек ?» можно ознакомиться здесь





Реклама